Korshunof.ru

Юридическая консультация, адвокаты
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

В ГК РФ появилась презумпция добросовестности приобретателя недвижимости, полагавшегося на сведения из ЕГРН

В ГК РФ появилась презумпция добросовестности приобретателя недвижимости, полагавшегося на сведения из ЕГРН

С 1 января 2020 г. вступили в силу поправки в ГК РФ о добросовестном приобретении и приобретательной давности. В частности, теперь в нем содержится презумпция того, что для признания приобретателя добросовестным ему достаточно проверить сведения в ЕГРН. Эту презумпцию по-прежнему можно оспорить в суде.

Президент РФ подписал закон, касающийся добросовестных приобретателей и срока приобретательной давности (Федеральный закон от 16.12.2019 № 430-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации»). Он вступил в силу 01.01.2020.

Изначально в проекте содержались только поправки, направленные на защиту добросовестных приобретателей приватизированных жилых помещений при обращении государственных органов и органов местного самоуправления с исками об истребовании этих помещений. Дело в том, что в п. 1 ст. 302 ГК РФ предусмотрено правило о том, что собственник вправе истребовать помещения у добросовестных приобретателей в случае, когда имущество выбыло из владения собственника помимо его воли. В итоге получалось, что если лицо приобретало жилое помещение в порядке приватизации у органа власти, который не имел права на отчуждение, то у такого приобретателя суд мог истребовать квартиру. Но в окончательную редакцию документа включили общее положение, которое касается добросовестных приобретателей любого недвижимого имущества, то есть не только приватизированных квартир.

Добросовестный приобретатель недвижимого имущества

В статье 8.1 ГК РФ теперь предусмотрено, кто является добросовестным приобретателем недвижимого имущества.

Цитируем документ

Приобретатель недвижимого имущества, полагавшийся при его приобретении на данные государственного реестра, признается добросовестным (статьи 234 и 302), пока в судебном порядке не доказано, что он знал или должен был знать об отсутствии права на отчуждение этого имущества у лица, от которого ему перешли права на него.

Пункт 6 ст. 8.1 ГК РФ

Таким образом, в ГК РФ теперь закреплено положение о том, что при приобретении недвижимости достаточно проверить сведения из ЕГРН. Если приобретатель это сделал, то он будет считаться добросовестным. А значит, изъять у него приобретенную недвижимость не получится. В то же время возможно опровержение этой презумпции. Иные лица вправе представить другие доказательства того, что приобретатель знал или должен был знать о том, что продавец не вправе был отчуждать это недвижимое имущество. Такими обстоятельствами могут быть наличие притязаний третьих лиц, частая смена собственников недвижимости за короткий срок и т.д.

Приобретательная давность

Также в ГК РФ появилась норма о том, что течение срока приобретательной давности в отношении вещей, находящихся у лица, из владения которого они могли быть истребованы (в соответствии со ст. 301 и 305 ГК РФ), начинается со дня поступления вещи в открытое владение добросовестного приобретателя, а в случае, если было зарегистрировано право собственности добросовестного приобретателя недвижимой вещи, которой он владеет открыто, — не позднее момента государственной регистрации права собственности такого приобретателя. Сейчас срок приобретательной давности (пять лет для движимого имущества и 15 лет для недвижимости) начинается не ранее истечения срока исковой давности по требованию об истребовании вещи из чужого незаконного владения, то есть фактически составляет восемь лет для движимого имущества и 18 лет для недвижимости с момента, когда законный владелец вещи узнал или должен был узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права.

Суд будет отказывать в удовлетворении требования РФ, субъекта РФ или муниципального образования об истребовании жилого помещения у добросовестного приобретателя во всех случаях, если после выбытия жилого помещения из владения истца истекло три года со дня внесения в ЕГРН записи о праве собственности первого добросовестного приобретателя жилого помещения. При этом бремя доказывания обстоятельств, свидетельствующих о недобросовестности приобретателя, или обстоятельств выбытия жилого помещения из владения истца должен нести орган власти.

Комментарий эксперта

Людмила Степанова, юрист практики по недвижимости и инвестициям «Качкини Партнеры»

О добросовестном приобретателе

По вопросу доказывания добросовестности приобретателя существовали различные подходы. В изначальной редакции п. 38 совместного постановления пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 29.04.2010 № 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» (далее — Постановление № 10/22) было указано, что по спорам об истребовании имущества из чужого незаконного владения приобретатель должен доказывать свою добросовестность. При этом в судебной практике были сформулированы достаточно жесткие требования к «стандарту добросовестности» приобретателя недвижимой вещи. Учитывались наличие записи в ЕГРН о праве собственности отчуждателя объекта, факт осмотра объекта до его приобретения, ознакомление приобретателя со всеми правоустанавливающими документами на недвижимость и выяснение оснований возникновения у продавца права собственности (см., например, Обзор судебной практики по делам, связанным с истребованием жилых помещений от добросовестных приобретателей, по искам государственных органов и органов местного самоуправления, утв. Президиумом ВС РФ 01.10.2014).

Читайте так же:
Температура горячей воды в кране дома

Однако в 2015 г. приведенный абзац Постановления № 10/22 был исключен, что позволило некоторым исследователям на основании ст. 10 ГК РФ делать вывод о презумпции добросовестности приобретателя по соответствующей категории споров.

В соответствии с принятыми изменениями для действия презумпции добросовестности лицу при приобретении недвижимой вещи достаточно ознакомиться с данными ЕГРН в отношении объекта и убедиться, что его собственником является отчуждатель и какие-либо обременения/отметки, исключающие право отчуждателя, отсутствуют. При этом сохраняется возможность опровержения добросовестности приобретателя в судебном порядке. Данный подход соответствует принципу публичной достоверности реестра и снимает с приобретателя риск невозможности установления правомерности приобретения объекта предшествующими обладателями.

О приобретательной давности

В соответствии с ранее действующей редакцией п. 4 ст. 234 ГК РФ течение срока приобретательной давности в отношении вещей, находящихся у лица, из владения которого они могли быть истребованы в соответствии со ст. 301 и 305 ГК РФ (по правилам о виндикации), начинается не ранее истечения срока исковой давности по соответствующим требованиям.

Данная норма вызывала критику (см., например, Концепцию развития гражданского законодательства РФ, одобренную в 2009 г.). Во-первых, она удлиняла общий срок, необходимый для приобретения права собственности по давности владения (исковая давность в три года + срок приобретательной давности 5/15 лет). Во-вторых, делала неопределенным момент, с которого начинает течь срок приобретательной давности (он привязан к моменту истечения срока исковой давности по виндикационному иску собственника, который, в свою очередь, начинает течь со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком).

В соответствии с новой редакцией п. 4 ст. 234 ГК РФ течение срока приобретательной давности в указанном случае начинается со дня поступления вещи в открытое владение добросовестного приобретателя (в случае регистрации права добросовестного приобретателя на недвижимую вещь в ЕГРН, во всяком случае, не позднее такой регистрации).

Как можно видеть, отмеченные ранее недостатки нормы устранены. При этом новая редакция предполагает иное соотношение срока исковой давности по виндикационному иску собственника и срока приобретательной давности: эти сроки текут параллельно, являются различными, и момент начала течения данных сроков определяется также по-разному.

Отметим, что в соответствии с внесенными изменениями в п. 1 ст. 234 ГК РФ закреплена возможность установления отличающихся от общих сроков и условий приобретения права собственности по давности владения, однако сами такие случаи в настоящее время не предусмотрены ст. 234 ГК РФ.

Жильё, купленное на вторичном рынке, больше не отнимут

Жильё, купленное на вторичном рынке, больше не отнимут

Если документ превратится в закон, то суды будут обязаны устанавливать, добросовестно ли была куплена квартира или дом. В тех случаях, когда будет доказано, что приобретатель не мог знать о махинациях продавцов, имущество он возвращать не будет.

Квартира одна, а претендентов много

Проблема, решить которую должен законопроект, коснулась множества граждан, что подтверждает судебная статистика. Например, с 2013 по 2015 год из купленных квартир было выселено 136 московских семей. По подсчётам столичных властей, для выплаты компенсаций всем пострадавшим понадобится 1,3 миллиарда рублей.

Одна из самых распространённых ловушек при покупке квартиры на вторичном рынке выглядит так: семья покупает жильё в ипотеку. А позже выясняется, что несколько лет назад квартира была муниципальной, но мошенники её «увели» и продали. Такое жильё может не раз менять хозяев, пока не попадёт в руки честных граждан. Если афера раскрывается, то квартиру, согласно действующему закону, забирают у тех, кто купил её последним. Попытки в судах доказать, что покупатель — добросовестный, тянутся годами. И как правило, квартиру местная власть всё равно отнимает.

Так, суд признал ответчика Т. добросовестным приобретателем спорной квартиры, учитывая, что продавцом Н. были предоставлены все правоустанавливающие документы на жилое помещение, а на приобретение спорной квартиры Т. получен ипотечный кредит и использованы средства материнского капитала. Принадлежность квартиры продавцу проверялась не только Т., но и сотрудниками риелторского агентства, в которое обращался Т. с целью приобретения квартиры, а также работниками банка при выдаче ипотечного кредита.

Если же совершению сделки сопутствовали обстоятельства, которые должны были вызвать у приобретателя жилого помещения сомнения в отношении права продавца на его отчуждение, то такому приобретателю может быть отказано в признании его добросовестным.

Например, судами первой и апелляционной инстанций при рассмотрении дела по иску органа местного самоуправления к Л. и К. об истребовании имущества из чужого незаконного владения были отвергнуты доводы ответчика К. о добросовестности приобретения квартиры. При этом судебные инстанции, учитывая представленные органом местного самоуправления доказательства, указали, что спорная квартира в течение полутора месяцев трижды являлась предметом договора купли-продажи и дарения и продавалась по цене существенно ниже её рыночной стоимости, что должно было вызвать у К. разумные сомнения в праве продавца на отчуждение имущества.

Читайте так же:
Требования к окнам в в подьездах жилых домов

Кто крайний, тот и виноват

Сейчас гражданское законодательство предусматривает возможность собственника заявить виндикационный иск — истребовать свое имущество из чужого незаконного владения. При этом собственник имеет право потребовать принадлежащее ему имущество в том числе и у добросовестного приобретателя, если права на имущество выбыли из владения, помимо воли правообладателя.

За последние годы власти регионов и муниципалитетов всё активнее пересматривают документы 90-х годов о приватизации жилья и, найдя нарушения, обращаются в суды. И теперь крайними оказываются те, кто добросовестно приобрел квартиру на вторичном рынке. Именно на таких собственников власти и подают в суд. А после вынесенных им решений о том, что недвижимость когда-то была изъята из собственности государства незаконно, эти жильцы оказываются на улице без предоставления иного жилья или с компенсацией в размере 1 миллиона рублей, на который новую квартиру никак не купить.

Правительственный законопроект, разработанный Минэкономразвития во исполнение постановления Конституционного суда, ставит точку в подобных спорах.

Первый заместитель председателя Комитета Госдумы по госстроительству и законодательству Михаил Емельянов считает, что надо всегда защищать добросовестного приобретателя и помнить — обычным гражданам сложно тягаться с государством, именно поэтому суды они часто проигрывают. Он уверен, что в стране уже давно назрело введение обязательного нотариального удостоверения сделок с недвижимостью с участием физических лиц. «Сейчас, напомню, без нотариуса нельзя совершить сделки с участием несовершеннолетних и с продажей долей», — сказал он «Парламентской газете».

После того как это закрепили законодательно, практически исчезли мошенничество и рейдерские захваты квартир

По мнению Емельянова, сначала надо принять законопроект Минэкономразвития, а потом ввести нотариальные сделки.

С государством спорить трудно

О том, что по Конституции государство, физические и юридические лица, как собственники равны, напомнила председатель Комиссии Общественной палаты по общественному контролю, зампредседателя совета Исследовательского центра частного права при президенте Лидия Михеева.

Она обратила внимание, что в законопроекте есть непонятные моменты — сначала там говорится о запрете на изъятие у добросовестного приобретателя единственного жилья, а затем о том, что в случае изъятия гражданину положена компенсация.

На вопрос, что делать с таким несоответствием «Парламентской газете» ответил Михаил Емельянов. По его словам, ко второму чтению все спорные моменты будут убраны. Главное, чтобы добросовестные приобретатели жилья не лишались своих квартир. «Комитет по госстроительству и законодательству будет рекомендовать принять документ», — пообещал законодатель, добавив, что соблюдение прав добросовестного приобретателя гораздо важнее, чем предполагаемые убытки государства, ведь гражданин по сравнению с государством — это заведомо более слабая сторона.

Также считает и глава думского Комитета по жилищной политике и ЖКХ Галина Хованская: «Если была вина должностных лиц государства, убытки надо взыскивать с того чиновника, который принимал незаконное решение или неправильно оформлял документы. В принципе это возможно и через 20 лет. Для этого нужна лишь политическая воля и наличие в живых этого человека», — подчеркнула Хованская.

Бремя доказывания добросовестности приобретения

Правоотношения в сфере имущественных прав характеризуются наличием множества сложностей и нюансов. Так, в той ситуации, когда покупатель приобрел некое имущество, вполне может оказаться, что продавец продал не принадлежащий ему ресурс. И в результате законный собственник вещи может потребовать от покупателя вернуть принадлежащее ему имущество.

Как показывает судебная практика, подобные случае имеют место быть довольно часто. Именно поэтому государство предпринимает все необходимые меры, чтобы защитить права приобретателя в частности.

Однако, как гласят нормы ст.302 ГК РФ, доказывать добросовестность своей покупки приобретатель должен самостоятельно. Если ему удастся убедить суд в том, что его приобретение происходило правомерно, то имущество останется в его владении. В противном случае приобретение буде возвращено своему законному владельцу, а покупатель понесет финансовые потери.

В качестве мер по доказыванию добросовестности сделки, покупателю необходимо будет предоставить документацию, в частности выписку из ЕГРП, а также подготовит необходимую базу для того, чтобы убедить суд в незнании неправомерности покупки. Если это ему в полной мере удастся, то истребование имущества от добросовестного приобретателя будет невозможным.

Признание сделки купли-продажи недействительной на фоне банкротства продавца: судебная практика

Банкротство физического лица сопряжено с целым рядом финансовых последствий, которые могут коснуться не только самого банкрота, но и других лиц. Так в случае продажи жилья в течение трех лет перед подачей заявки на признание банкротства, сделка может быть оспорена и признана недействительной.

Ситуация крайне неоднозначная, особенно когда речь идет о продаже за несколько месяцев до свершившегося события. Стоит ли считать, что купля-продажа была проведена с целью обмануть государство или в тот момент должник даже не думал о возможности банкротства.

Читайте так же:
Процедура перевода дома на дачном участке в жилой

Судебная практика показывает, что чаще всего суд становится на сторону кредиторов, присуждая оспорить продажу жилья и вернуть его в конкурсную массу для покрытия долгов банкрота.

Одно из таких спорных дел было рассмотрено в суде в 2018 году. Только благодаря экономколлегии была установлена неправомерность решения забрать у нового владельца жилье на основании того, что ответчик признан банкротом.

Детали процесса

Судебный процесс был затеян Верой И., которая в 2015 году купила квартиру, а в 2017 году узнала, что сделка купли-продажи оспорена. Сложность процесса заключалась в том, что в длинной цепочке событий было включено гораздо больше людей чем продавец и покупатель. Всю запутанную процедуру судебных разбирательств можно разделить на такие шаги:

  • Вера И. приобрела 1-комнатную квартиру в Москве у Марии Д. за 9 300 000 рублей.
  • Мария Д. через два года после указанных события была признана банкротом.
  • Сделка была отменена заочно и право собственности вернули Марии Д., но только номинально.
  • Однушку выставили на торги и туту же продали Дмитрию Р. за 6 400 000 рублей.
  • Дмитрий Р. знал о трудностях с жильем и не смог ее осмотреть или получить ключи от нее, но все же подписал договор и отдал деньги.
  • Не выжидая много времени Дмитрий Р. продал помещение новому собственнику.
  • Покупатель захотел вселиться, но сделать этого не смог, так как Вера И. обратилась в суд с иском о возврате собственности.

Претензии Веры И. были рассмотрены несколькими судами, пока истица не получила удовлетворение с помощью экономколлегии, впоследствии подтвержденная решением Верховного Суда РФ.

С чего все началось

Мария Д. подала заявку на признание ее банкротом. После признания в судебном порядке банкротства арбитражный управляющий начал реализацию имущества истицы и обнаружил, что 2 года назад она продала 1-тную квартиру в Москве.

Так как 3-летний период еще не закончился было решено вернуть имущество владелице, признав сделку незаконной. Иск от арбитражного управляющего удовлетворили и квартиру переписали на обанкротившуюся владелицу.

Новая собственница Вера И. лишилась права на жилплощадь, даже не будучи уведомленной об этом. Весь процесс проходил в суде без ее присутствия.

Квартира незамедлительно была выставлена на торги и продана с торгов Дмитрию Р. Покупатель, сэкономивший более 3 миллионов на выгодном приобретении, решил осмотреть жилье за день до окончательного подписания сделки.

Придя с арбитражным управляющим по указанному адресу, он узнал, что Мария Д. не имеет ключей и не может показать жилплощадь, а в помещении фактически проживает другой человек – Вера И., которой в тот момент не было дома. Это его нисколько не смутило, полагая дело решенным Дмитрий Р. Завершил сделку, отдав причитающуюся сумму средств в счет погашения долгов банкрота.

Процесс оспаривания сделки

Вера И. не знала ничего о происходящих событиях. Никто не предупредил ее о том, что подан иск в суд о признании сделки незаконной. Ее даже не оповестили о том, что она уже не собственница жилья, так как проведена перерегистрация права в Росреестре. Не знала она и о том, что квартиру успешно продали с торгов новому владельцу Дмитрию Р.

Ситуация стала известна, только когда соседи позвонили ей с новостью о приходе арбитражного управляющего и нового покупателя с целью осмотра помещения. Собственница не растерялась и тут же подала в суды иски сразу по 3-м направлениям:

  • Оспаривала постановление суда о признании сделки купли-продажи в 2015 году незаконной.
  • Требовала отменить решение о выселении из жилья, основываясь на том, что оно было принято неправомерно.
  • Добивалась признания права владеть указанной квартирой.

Споры велись на разном уровне, решения также принимались разные, и в результате Вера И. добралась до Верховного Суда РФ.

Позиция ВС РФ и результат

На первом же этапе суд общей юрисдикции признал Веру И. добросовестным покупателем и признал ее владелицей жилья. Это постановление требовало отменить результаты торгов, но это оказалось невозможным, так как их провели с соблюдением законодательных норм. В апелляции решение суда оспорили, и истица осталась там же где начинала.

Обратившись в Верховный суд, она наконец нашла поддержку. Коллегия по экономическим вопросам нашла основной поворотный момент, который не позволял защитить права истицы.

Экономколлегией было установлено, что договор купли-продажи, на основании которого была приобретена квартира, действителен и не мог быть отменен. Фактически изъятие жилья было произведено незаконно.

Арбитражный управляющий не имел права выставлять недвижимость на торги. К тому же покупатель знал о сложностях с жильем, значит не является добросовестным приобретателем. При сделке не было подписано передаточного акта, что указывает на неправильно выполненную процедуру купли-продажи.

ВС признал право собственности Веры И., но на этом ее злоключения не закончились. К моменту определения суда квартира уже была перепродана новому владельцу, с которым придется вести спор о признании прав собственности по новой.

Читайте так же:
Акт осмотра дома после ремонта

Кто должен доказывать недобросовестность покупателя?

Введена еще одна важная норма , в соответствии с которой государство , субъект Федерации или муниципалитет не могут в суде требовать квартиру , если прошло три года со дня внесения в Единый государственный реестр недвижимости ( ЕГРН) записи о праве собственности первого добросовестного приобретателя.

Обязанность доказывать недобросовестность покупателя возлагается на власть.

Барнаул. Новостройки.

КС решит, можно ли отбирать квартиру у добросовестных покупателей

КС решит, можно ли отбирать квартиру у добросовестных покупателей

Соответствуют ли основному закону нормы ГК, которые разрешают изымать жилье у покупателей, если продавец не имел права его реализовывать, решал сегодня Конституционный суд РФ.

История вопроса

В КС обратился Александр Дубовец, который в 2008 году купил квартиру в Москве. Как выяснилось позже, законный владелец квартиры умер в 1994 году и не оставил наследников, а жильем занялись мошенники. Они подделали документы и оформили квартиру на подставных лиц. Ее дважды перепродавали, Дубовец стал последним звеном в цепочке покупателей. При этом каждая сделка была признана законной в процессе государственной регистрации перехода права собственности.

В 2013 году Мосгорсуд признал виновными банду «черных риэлторов», которым вменялся ряд преступлений, в том числе и махинации с квартирой, которую и приобрел Дубовец. В мае 2015 года Департамент городского имущества Москвы обратился в Никулинский районный суд, который удовлетворил иск департамента об истребовании жилого помещения из собственности Дубовца и передачи ее в собственность города. Суд посчитал, что, так как собственник у квартиры поменялся незаконно, значит, и все последующие сделки купли-продажи не имеют силы и квартира принадлежит городу как выморочное имущество (дело № 2-1125/2015). Обжаловать это решение в вышестоящих судах, в том числе в Верховном суде, у Дубовца не получилось. В июне 2016 года против решений судов по делу Дубовца безуспешно выступила Генпрокуратура, которая направляла в ВС кассационное представление с требованием пересмотреть дело.

В своей жалобе Дубовец просит признать не соответствующим Конституции п. 1 ст. 302 ГК (истребование имущества от добросовестного приобретателя), на основании которого суды приняли решение в пользу города. Заявитель полагает, что эта норма позволяет произвольно толковать понятие «добросовестный приобретатель» и изымать недвижимое имущество у последних приобретателей, право собственности которых и законность всех предшествовавших приобретению этого права сделок признавалась государством. Согласно оспариваемой норме, если добросовестный приобретатель купил имущество у лица, которое не имело права его отчуждать, собственник вправе истребовать это имущество только в тех случаях, когда оно утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем, помимо их воли.

Должно быть наоборот

Сегодня представитель Дубовца адвокат Дмитрий Степанов жалобу поддержал. Он отметил, что в этом деле государство, как «ждущий собственник», отбирает квартиру у гражданина, который приобрел ее, полагаясь на государственные записи и не зная, что с квартирой проводились мошеннические действия. «Здесь гражданин оказывается в неравном положении с государством. Мы так думаем потому, что государство в лице законодателя принимает регуляторную схему, которая направлена на выявление имущества, которое окажется выморочным. Кроме того, государство регулирует сделки по регистрации недвижимости. Любой граждан может полагать, что государство несет ответственность за эту систему», – заметил Степанов, добавив, что такой подход поддерживает и ЕСПЧ.

Адвокат отметил, что квартира, пока ей не занялись мошенники, стояла бесхозной почти 14 лет. «Куда смотрело государство? После того, как квартиру купил Дубновец, там проживала его дочь, и только в 2014 году мэрия решила ее вернуть», – пояснил защитник.

Он также добавил, что именно государство должно доказывать, что приобретатель имущества был недобросовестным, а не наоборот. «Если на сильную сторону будет возложено бремя доказывания того, что доказать на самом деле очень и очень сложно, то это будет приводить к тому, что гражданин, который не знал, полагаясь на регистрирующий орган, всегда будет признаваться добросовестным приобретателем. Сейчас же гражданин должен вернуть то, за что он уплатил, полагая, что покупает у собственника», – пояснил свою позицию Степанов.

Сам Дубновец, выступая в КС, рассказал, что со своей стороны максимально приложил усилия, чтобы проверить сделку. «Я нанимал агентство недвижимости, они проверяли все документы, проверяли процесс регистрации, они мне сказали, что сделка – чистая. Я, как простой гражданин, сделал все возможное, чтобы проверить», – отметил он.

Требовать надо у мошенников

Полпред Госдумы в КС Татьяна Касаева заявила, что оспариваемая норма соответствует Конституции. Однако она отметила, что добросовестный покупатель квартиры, в случае истребования у него недвижимости, должен получать компенсацию. Касаева отметила, что законопроект, регулирующий эти отношения, уже был принят ГД в первом чтении. Андрей Клишас, который представляет в КС Совет Федерации, напротив, отметил, что права Дубовца были нарушены. Клишас считает, что у заявителя есть все основания ставить вопрос о неконституционности оспариваемых норм. «В ходе судебных разбирательств была признана его добросовестность, однако государство все равно истребовало его квартиру», – обратил внимание КС полпред Совфеда.

Читайте так же:
Переуступка квартиры в новостройке что это

Его поддержал и полпред президента в КС Михаил Кротов, который также обратил внимание суда на неравнозначные позиции заявителя и государства. Кротов отметил, что выморочное имущество должно поступать в собственность государству, однако в этом случае государство защищает имущество так, как будто оно – собственник. Оно истребует имущество у человека, имеющего свидетельство о праве на собственность – единственный документ, который может подтвердить, что гражданин является собственником жилья. «Квартира стояла бесхозной 14 лет, потом ей заинтересовались мошенники, потом ещё 7 лет там жила семья заявителя. Может быть, государству и конкретным чиновникам как-то оперативное вести учет выморочного имущества?», – поинтересовался Кротов, добавив, что из-за бездействия властей эта ситуация и возникла.

Кротов также обратил внимание КС, что по делу Дубовца прошли все сроки исковой давности. Полпред президента заявил, что действия столичных властей в этом случае не обоснованы, равно как и ответственность, которую суды возлагают на добросовестных покупателей. «В этом случае нужно быть на стороне добросовестного приобретателя. А государство имеет возможность защитить свои интересы, взыскав полную стоимость утраченного имущества с мошенников», – полагает Кротов.

Гарантирует ли дарение доли в праве собственности на недвижимость безопасный обход преимущественного права покупки?

Как уже было сказано, на дарение доли не распространяется преимущественное право покупки, но это вовсе не означает, что у этого способа обхода закона нет рисков. Особенно это касается дарения доли посторонним (во всех смыслах этого слова) лицам, то есть не являющимся дарителю родственниками.

Во-первых, здесь возникают налоговые последствия для одаряемого в виде налога на дарение в размере 13% от стоимости подаренной ему недвижимости.

Но это не самое печальное. Дело в том, что де-юре дарение(а де-факто продажа) является притворной сделкой, а следовательно, она ничтожна в силу прямого указания закона.

Квалифицировав такую сделку в качестве ничтожной, суд автоматически применяет к ней правила сделки, которую ее стороны действительно имели в виду – возмездной сделки. А если сделка возмездная, то и последствия ее здесь очевидны – перевод на сособственника прав и обязанностей покупателя. Вопрос лишь в том, как суд расценит те или иные обстоятельства конкретного спора.

Само собой арсенал доказывания истца в такой категории дел весьма ограничен, но нередко бывает достаточно и простой совокупности косвенных доказательств.
Например, представим, что «подаривший» свою долю сособственник незадолго до этого направлял сособственнику телеграмму с предложением приобрести эту долю за некую сумму. Вдобавок к этому, он размещал объявления о продаже своей доли на различных сайтах. Ситуации по типу «вчера продавал – сегодня дарю» склоняют суды явно не пользу дарения, ну или, как минимум, вызывают обоснованные сомнения в действительности таких сделок.

Существуют и иные признаки притворности такого дарения. Так, в одном из дел по иску сособственника квартиры суды двух инстанций признали договор дарения ¼ доли в праве собственности на квартиру недействительным (притворным), поскольку между участниками данной сделки отсутствуют родственные отношения, которыми мог быть обусловлен безвозмездный характер данной сделки. В рамках данного дела суд также прослушал аудиозапись телефонного разговора между лжедарителем и лжеодаряемым, где они обсуждали встречное предоставление взамен отчуждаемой доли.

  1. договор дарения признан недействительным;
  2. к нему применены правила о договоре купли-продажи;
  3. права и обязанности покупателя переведены на истца.

В то же время, само по себе отсутствие родственных отношений между сторонами договора дарения еще не свидетельствуют о притворности сделки. В другом деле судом исследовались истории операций по банковской карте дарителя в период заключения договора дарения, где были зафиксированы денежные поступления от одаряемого. Ссылки же на наличие между ними договора займа и дружеские отношения здесь им не помогли.

Также нередки случаи, когда дарение доли происходит в счет погашения имеющихся у дарителя перед одаряемым долговых обязательств. В такой ситуации дарение, по сути, также приобретает возмездный характер, что влечет признание его ничтожной сделкой.

Резюмируя, можно сказать, что круг признаков, свидетельствующих о притворности таких сделок, довольно широк. Но для того, чтобы раскрыть действительную волю «дарителя» и «одаряемого», зачастую достаточно посеять у суда разумные сомнения в их добросовестности и целесообразности заключения ими безвозмездной «на бумаге» сделки.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector